Главная arrow Известные земляки arrow Ефим Честняков arrow "...И воскреси пути в избах"

 

Главная
Церковь
Карты
Информация
Фото
Новости
Известные земляки
Объявления
Обратная связь
Ссылки
Голосования
Как бы Вы отнеслись к назначению Шевченко И.Т на должность гл. врача Кологривской районной больницы?
 
 


Баннерная сеть
"Малые города России"


Веб-сайт города
Ивдель

 

 

 

 

 

 

Rambler's Top100

 

 

 

 

 

 

Фармацевтика, аптека и фармация

"...И воскреси пути в избах"
02.12.2007

 Ефим Васильевич Честняков

Главы о жизни шабловского праведника Ефима Честнякова.
В мир Честнякова Ефи­ма Васильевича каждый че­ловек приходит в свое вре­мя или еще придет... Моя встреча состоялась позднее других, когда уже казалось, что на земных путях все важные встречи состоялись и осталось только «ито­жить то, что прожил, и рыться в днях, ярчайший где?».

Однако открылся вдруг заповедный честняковский мир. И на входах в него стояли люди разные, они не охраняли входы и не были зазывалами, но делали эти входы видимыми зрячим сер­дцам.

Это были люди крупные и знаменитые, как Виктор Игнатьев, Вячеслав Шапош­ников, Савва Ямщиков, и не­заметные; так, например, у калитки в поэтический сад Ефима Честнякова совершал свои бдения скромный фило­соф Владимир Поваров.

Но самый путь в этот новый для меня мир начинал­ся не в Костроме и не в Москве, а в Кологриве, в го­родке, который вот уж как пять веков пристроился в русской северной стороне «коло грив» и до сих пор не имеет железнодорожной станции.

В этом городке есть вход в мир Ефима Честнякова: дом Зои Ивановны Осиновой. Много поучительного встре­тилось в кологривском доме супругов Осиновых. Хозяева­ми и приходящими к ним людьми здесь на протяже­нии тридцати лет создава­лась «практическая ефимо-логия».

 

О ТОМ, КАК КЛЮЧИК ЕФИМОВЫМ СТАЛ.

 

Каждый, кто начинает знакомиться с миром Ефима Честнякова, обязательно совершает паломничество в три места памяти этого че­ловека: к памятному камню в деревне Шаблово, к моги­ле художника на Илешевс-ком кладбище и к Ефимову ключу в глубоком овраге под Шабловским холмом. А с 2004 г. - приезжают и в дом-музей Е.В.Честнякова в д.Шаблово.

Ключ этот прославился целительными свойствами воды.

Люди, местные и издале­ка, приходят к нему пешком, приезжают на автомобилях, умываются, обливаются - кто с молитвой, кто без мо­литвы, но всегда с памятью о Ефиме-праведнике...

Заготовляют воду Ефимо­ва Ключа впрок.

В бутылях и пластмассо­вой посуде она может про­стоять без порчи многие недели и месяцы. Помогает ключевая вода и взрослым, и детям; лечит желудочные расстройства, заболевания кожных покровов, снимает нервное утомление и вооб­ще возвращает телу на дли­тельный срок ту самую ра­дость, которая является за­логом здоровья. Многие кологривчане имеют традицию целыми семьями со сво­ими друзьями приезжать на Ефимов ключ в праздник Крещения Христова.

В жгучие морозы голы­шом троекратно с молитвой обливаются из ведра... и не чуют холода - только теп­ло и радость!

Обо всем этом рассказы­вают и те, и другие - это уже как азбука местной жизни. Ефимов Ключ для людей осознанно религиоз­ных - источник Божьей Бла­годати, для других - место проявления чудесных сил природы. И так, и по-дру­гому - это место славы и красоты.

Я у многих спрашивал, с каких пор этот ключ почи­тается святым и как его святость увязывается с име­нем Ефима Честнякова. Как правило, спрошенный как бы удивлялся самой поста­новке вопроса и отвечал односложно:

-   А кто это знает, давно уж так было...

Однако было... Как-то летом 2000-го года Веселова Александра Александ­ровна, жительница деревни Бурдово, угостила меня ко­зьим молоком с пшеничным пирогом и рассказала та­кую быль:

-   Знала я Ефима Василь­евича с детства, к нам в де­ревню с куклами приходил.
Но об этом уж я вам рас­сказывала. А про ключик этот помню вот что.

Была у нас почтальонка, девка молодая, крепкая, почитай, всю войну почту носила здись по деревням. И к Ефиму ходила, от сест­ры заключенной письма носила, газеты там, журна­лы, много он читал, может, что еще... А он с ней на почту сестре-то Александре когда деньги передавал, когда крупку в посылках, что там еще... жалел сестру... А было это, с ключиком-то, ужо позже... незадолго до смерти Ефима.

-    Александра Александ­ровна, а что значит «неза­долго до смерти»?

-    А не помню, чтоб враз сказать, стара уж, а после смерти мужа совсем не та
стала, год прошел, а совсем не та, не та! Как вы сейчас об этим говорите-то?

-    Ну, к примеру, в конце пятидесятых годов...

-    Так,   наверно...   одно точно знаю: война, трудно жили, голодные все, а почтальонку-то  кто  чем,  а подкармливали,     хлебца там, картофки... А сумища у нее была вот какая, а то две-то -   пешком, когда на велосипеде... Крепкая была, успевала везде. Всех в лицо знала, а извещение из во­енкомата - посидит, попла­чет вместе... Ну, так вот было, жили голодно и хо­лодно, а здоровой была, едреной такой, что и гово­рить,  позавидовал  кто... что ли?

Жизнь-то наладилась по кругу, и у неё всё было по уму, а вот чахнуть на глазах стала и по врачам по­шла. А толку чуть...

Что болит-то? А все, го­ворит, и тут, и тута, и здись, и жить тошно... Забивать пора, как беззубую, дохлячую лошадь, так ведь и шкура не впрок пойдет - вся спина и руки мокнут.

Иди, говорим ей, к Ефи­му, он тебя любит, чужим помогает, а тебе поможет уж. Вот и пошла... Что там у них было, не знаю, толь­ко на глазах бабенка вып­равляться стала, как преж­де, разукрасилась...

-  А что рассказывала?

Александра Александ­ровна сходила на мост и принесла еще литровую банку молока, вынула из-под полотенца пирог с ла­донь и пододвинула все это ко мне.

-  С картофкой энти, поку­шай еще... А что рассказы­вала? Попостись, говорит, три дня,  а потом  в бане парься, как можешь тер­петь. Эти дни ни с кем не
разговаривай, только раз­ве: «да» и «нет». Читай с утра и перед сном Иисусо­
ву молитву и Матерь Божию о здоровье проси, как можешь своими словами. И
будет как раз день первый следующей недели... пойдем мы с тобой утром на восходе солнышка на ключ, ко­торого  ты  не  знаешь,  и никто туда еще не ходил. Так рассказывала...

Пошли на ключ энтот в овраге, о котором Вы спра­шиваете. Велел Ефим ей раздеться догола, а ведро взять с собой он ей раньше заказал. Читай, говорит, «Отче наш», прочти раз и облейся из ведра, второй и третий раз так же повтори. Три раза, значит...

А сам отошел чуть в сто­ронку и что-то про себя бормочет.

Ну, сделала она все так, как он велел, оделась потом во все чистое. Он ей и на­казывает:

- Всю неделю ходи и де­лай так же, как сейчас, но уже без меня. По утрам,
семь восходов встреть здись. Говей всю неделю. А я за тебя молиться буду. Так было...

Бабенка-то на глазах у всех справная такая стала. А все это Ефимушко. Еще го­ворят, что струя ключевая, которая единым ручейком по жёлобу течет, там выше в овраге, на круче, из трех струек слагается. Ефим Ва­сильевич основал этот ключ во имя Святой Троицы.

Такую весть донесла до меня старая женщина из деревни Бурдово, уже умер­ла она (в 2002 году). И имя почтальонки она назвала, а я как бы позабыл его, что­бы досужие прагматики не вздумали пытать правду-матку у живых еще ближних Александры Ивановны.

И три истока единого потока я нашел там, в ов­раге, на круче. Они пульси­руют близко друг от друга... через метр-полтора.

Я попытался сфотографи­ровать их в той точке, где они сливаются воедино, но ничего не вышло. На пленке эти кадры засветились, хотя было утро и солнышко сто­яло у меня за спиной и не могло слепить глаз фотообъ­ектива. Неверным делом, ви­димо, я занялся тогда, и больше не буду пытаться проявить несовершенными техническими средствами тайну явления святости на земле. Мудрость, очевидно, в том, что святость дается нам в меру нашей чистоты и нашей любви к свету.

(Публикуется в сокращении)

 

Руслан Обухов.

Журнал «ГУБЕРНСКIЙ ДОМЪ» № 1-2 (64-65).2005 год
Последнее обновление ( 10.12.2007 )
 
< Пред.